Герои

Момент истины: колонка Стеллы Аминовой

Стелла Аминова

Эту статью я пишу через день после прошедшего последнего кровавого дедлайна. Я полна раскаяния и обещаю дорогой редакции, что за следующую колонку сяду заранее. За три недели как минимум. Почему такое случилось? А я вам сейчас расскажу. Каждый вечер дети вспоминали что-нибудь, что они должны были сделать, но забыли. Например: мама, нам поручили собрать ветки и шишки для гербария. Завтра утром надо принести. Мама, к завтрашнему дню нужен костюм ежика для детского спектакля. Мама, завтра надо сдать сочинение по английскому по книге, которую давно надо было прочесть. В этот момент я начинаю кипеть и бегать по потолку. Я начинаю задавать вопросы, которые каждый из вас когда-нибудь задавал: ну-почему-ты-мне-вовремя-не-сказал? Что мы сейчас сможем сделать?! Где мы на снежную ночь глядя соберем ветки и шишки? В каком круглосуточном магазине театральных костюмов я найду костюм ежика? Да еще ежика нужного размера. Кто, скажи мне, за час прочтет книгу и напишет сочинение по английскому?

Как вы понимаете, эти вопросы детям можно задавать сколько угодно, только ответов внятных вы не получите. Нет, я на них сержусь, но мне их и очень жаль.

Дальше у вас есть три варианта действий. Первый — наорать, заявив: «Вот завтра как хочешь, так и объясняйся с учителем!» и отправить их в слезах спать, чтобы утром они шли в школу, заикаясь от ужаса.

Это все было опробовано, но все равно кошмар возвращался — не в виде ежика, так в виде некупленной спортивной формы или необходимой тетрадки не в клеточку, а в обязательную линейку. Второй вариант — опять же отправить детей спать, но хотя бы на них не кричать и, откупорив бутылку, долго в слезах жаловаться мужу за ужином на детей. Нет уж, лучше перейдем к третьему варианту.

Я стала думать: если дети так прочно и так постоянно забывают о школьном задании до самого последнего момента, что это значит? Это, конечно, плохо. Но это же и хорошо.

У нас, у взрослых, один мир, потому что наша работа и наш дом тесно связаны в нашем сознании (если мы, конечно, не пьяницы). У них два мира, и переход из одного в другой тяжел. Один мир  — добрый домашний с братьями и сестрами, собаками, вкусностями, играми. С мамой и папой, которые зануды, конечно, но любящие. Другой мир требует все время каких-то действий, сбора шишек и делания уроков. Как от него можно отгородиться при том, что вы в него включены, как зависимые люди, как ученики? Только одним способом: его забыть. Не вспоминать до последнего.

Раз дети так себя ведут, утешайтесь тем, что, значит, дома им очень комфортно и они забывают обо всем, что снаружи. Из этого не следует, что они бездельники, разгильдяи и не хотят учиться. Вы помните, как девочка Герда в «Снежной королеве» попала к доброй старушке, веселилась, ела чудесные вишни, смотрела на цветы и совсем забыла о своем домашнем задании: найти Кая? Не то, чтобы она не хотела вырвать его из лап Снежной королевы, но цветы так вкусно пахли, а кроватка была такой мягкой, что в результате она провозилась до самой осени, так и не заметив, что время проходит.

Стану ли я за это ее ругать? Она же потом победит снежную злодейку и спасет мальчика и вообще сделает все как надо, как настоящая героиня. И даже не вспомнит добрую старушку. Так и мои в школе — выступят как надо и о доме не вспомнят, пока звонок не прозвенит.

Я начала понимать: у них проблемы с администрированием времени. Если продолжать сравнивать со сказками, это момент как у Золушки. Бам-бам — бьют часы и встает во весь рост проблема кареты, которая сейчас превратится в тыкву. Так вот и ежик с гербарием встают перед ними немым укором. И куда им бежать, кроме как к маме?

И вот я выработала третий путь. Это тот же самый путь, который я использую в переговорах со своими сотрудниками, которые тоже, случается, не успевают и что-то делают в последний момент. Прежде всего надо назначить сроки более жесткие, чем в реальности. Если сдача на три дня раньше, есть все-таки шанс успеть вовремя.

Я стала входить в преступный сговор с учителями. Я прошу их задать уроки чуть раньше, а потом добавить детям — к их полному счастью — еще день-два. Вы мне скажете: «Так они у вас не научатся выдерживать сроки». Почему это? Они вполне учатся выдерживать сроки, они ведь все равно о них думают, они все равно столкнутся с дедлайном, но потом, когда они получают два-три льготных дня, они начинают понимать, как много может значить время. Это как в старом анекдоте про то, что «нам всегда не хватает одной комнаты, ста рублей и одного дня».

Все ли задания разумны? Все ли стоят ваших и детских слез? Школа у нас хорошая, и каждый из преподавателей свято верен своему предмету. Понимаете, о чем я?

Вспомните свои школьные годы. Вы могли объяснить физику, что вы не хотите учить его предмет, а хотите учить биологию? Учителя считали, что их дисциплина первая, главная и единственная. Одно не отменяло другого, каждый требовал, каждый давил, каждому нужно было свое. Их было много, а я — одна.

Родители, к счастью, чаще всего были на моей стороне. Они позволяли мне выбрать то, что мне нравилось, и то, что казалось мне самым интересным и перспективным. Они охраняли в меру возможности мои силы и мое душевное спокойствие. У детей эти лимиты не безграничны.

Вот я и исхожу из того, что не хочу в этой ситуации быть на стороне внешних сил. Это как говорить в спину мальчику, которого призывают в армию: «Там тебя научат! Вернешься настоящим мужчиной». Как бы ни был жесток окружающий мир, я ему не союзник. Я не должна принимать то положение вещей, при котором моим детям худо. Даже с самыми что ни на есть педагогическими целями. Я должна им помочь.

Как я могу им помочь? Тут уже вступают в силу лайфхаки мамы шестерых детей. Поскольку многое я проходила с первым и вторым ребенком, с третьим и далее по списку – проще. У меня в кладовке лежат образцы гербариев на зиму и лето. Я точно знаю, чьи в лесу шишки. Мои! Пусть это не совсем то, что попросит учитель, но лучше, чем совсем ничего.

У меня есть запас тетрадей, карандашей, цветной бумаги, клея – всего того, что оказывается нужным неожиданно и что в загородном доме не так-то просто купить в оперативном режиме. У меня нет, конечно, театральной костюмерной, но я уговариваю детей пообещать, что к спектаклю ежа из-под земли достанут. И действительно я его достану. Зато мне гораздо приятнее выступать перед детьми доброй феей, чем злой мачехой, которая дополнительно радуется тому, что проблемы становятся угрожающими.

Я признаю, что уроки делать надо и что их надо делать вовремя. Но в конце концов, это не самоцель. Если даже уроки не будут сделаны, небо не обрушится на землю. Уроки придуманы для детей — не дети для уроков.

Где теперь лежат дневники с пятерками моих школьных подруг? Кому их теперь предъявлять? Если они и свидетельствуют о чем-то, так это о том, что была потеряна куча времени, что было много давления, много страха перед учителями и перед родителями. Только и всего.

И давайте спросим себя: разве плохо уметь собраться в последнюю минуту? Сколько выплескивается адреналина, когда тебя поджимают сроки, сколько открывается возможностей, как начинаешь себя уважать, попав в ситуацию кризисного менеджмента. Это как раз наука, которая для детей будет нелишней.

Вот видите, я же собралась и рассказала, как не откладывать дело в долгий ящик.


читайте также

Партнер «Рамблера»
Партнер «Рамблера»